Как проводится исключение из списков Интерпола

Как проводится исключение из списков Интерпола

Нередко реальные преступления, совершённые иностранными гражданами, становятся причиной споров среди политиков и властей государств. Человек рискует стать разменной монетой в подобных разборках. Такая практика вредит не только международным отношениям, но и собственно отправлению правосудия.

В одном случае настоящий преступник считается «политическим», в другом – всё наоборот: человеку, преследуемому по политическим мотивам, могут инкриминировать то, чего он не совершал. Вплоть до подброса наркотиков в тех странах, где за их провоз предусмотрена смертная казнь. И если этого человека вытащат из опасной для него страны, то это ещё не факт, что он не окажется в списках Интерпола. Потому могут затребовать его экстрадиции, притом не на родину, и именно туда, где он «совершил» правонарушение, даже если он вёз по факту лактозу или косметическую глину.

Совсем иная ситуация, например, с делом гражданина РФ Романа Селезнёва, которого с Мальдив препроводили в США, где он подозревался в краже данных кредитных карт и последующей их продаже. Поскольку объёмы этой кражи были весьма внушительными – около двух миллионов экземпляров, то и преступление расценили как достаточно тяжкое. Но раз уж подозреваемый – россиянин, а обиженная сторона – США, то дело сразу приобрело политическую окраску. По крайней мере, в подаче некоторых СМИ.

Как не попасть в подобную ситуацию

Кто-то может посчитать, что не нужно совершать противоправных деяний за границей, и будет всё в порядке. Однако вы, не подозревая того, можете оказаться в списках Интерпола, и тогда вас могут задержать на территории любой страны. Внести в эти списки вас могут ещё на родине, и осуществить это можно по сфабрикованному обвинению. Это может быть сделано завистниками, конкурентами, рейдерами.

Достаточно где-то иметь в стране «мохнатую лапу», и совершить такое становится вполне возможно. Сама же международная полицейская организация не будет проверять, настоящие ли предъявлены обвинения или сфабрикованные, потому что её дело – разыскать гражданина и задержать его. Разбираться дело уже будет не Интерполом, а судебными органами государства. Либо того, где человек был задержан, либо того, куда его экстрадируют. В частности это может быть международная экстрадиция, регламентированная соглашением между рядом стран. Вследствие этого необходимо внимательно изучить, где именно вас могут преследовать и куда выдать, если вы выезжаете за рубеж.

Если вернуться к примеру Романа Селезнёва, то ему просто не стоило пребывать в том государстве, у которого есть с США соглашение экстрадиции. Тогда выдачи его из России Соединённые Штаты вряд ли бы потребовали. Сегодня находящийся под следствием в чужой стране всё больше становится картой, разыгрываемой в политической игре, а не обычным иностранцем, которому инкриминируется серьёзное преступление, и который должен предстать перед судом, чтобы определили его виновность.

Но бывают и такие случаи, когда человек подвергался преследованиям в Российской Федерации, в результате чего уехал жить за границу. В этой ситуации первым делом ему нужно добиться того, чтобы его перестали разыскивать по миру. Для этого следует обратиться к местным юристам, чтобы они организовали исключение из списков Интерпола.

Если вы думаете, что такое невозможно, то ошибаетесь. Подобные решения принимаются через суд. И скорее всего, он будет не один. Главное, доказать, что обвинение сфабриковано. Для этого можно признать, что преследование происходит по политическим мотивам или постараться отменить решение суда РФ, если оно было не в вашу пользу, а дело разваливается буквально на глазах. Следует отметить, что французские суды не относятся к иностранцам предвзято.