Налоговое требование в размере 3 долларов «парализовало» Выборг?

Налоговое требование в размере 3 долларов «парализовало» Выборг?

7 апреля 2016 года, 17:00

Поль Беррилл Лондон

На этой неделе в Высоком Суде Лондона прозвучали утверждения, согласно которым Банк «Санкт-Петербург» (БСП) использовал мошенничесие методы для продажи компаний Группы Осло Марин (ОМГ) компаниям, связанным с банком.

БСП утверждает, что владелец ОМГ Виталий Архангельский должен ему 90 миллионов долларов невыплаченных поручительств по кредитам, а российский предприниматель заявил встречный иск о возмещении вреда на сумму 500 миллионов долларов.

На допросе Кристины Мироновой, директора службы кредитных рисков БСП «Инвестрбанк» с ноября 2008 года по март 2009 года, возглавившей затем дирекцию клиентского мониторинга по надзору за проблемными задолженностями, законный представитель Виталия Архангельского Павел Строилов задал вопрос о налоговом требовании в размере 96,63 рублей (около 3 долларов), которое было использовано при невыплате кредитов входящей в ОМГ «Выборгской судоходной компанией».

Строилов заявил о невероятности того, что «Выборгская судоходная компания» не могла заплатить такую незначительную сумму.  Миронова сказала, что она не может с этим согласиться, поскольку счет не был оплачен – и добавила, что в то время на счета компании не было денежных поступлений.

«Не является ли настоящим объяснением, госпожа Миронова, тот факт, что налоговый службы сфабриковали это решение с тем, чтобы помочь банку парализовать деятельность «Выборгской судоходной компании» и создать условия для несостоятельности?», - предположил Строилов.

«Г-н Строилов, позвольте спросить, Вы шутите?», - ответила Миронова.

Но на настоятельный вопрос о том, превышал ли доход «Выборгской судоходной компании» 99,63 рубля или нет, она ответила: «я почти уверена, что он превышал 3 доллара».

Строилов сказал затем, что в таком случае, у «Выборгской судоходной компании» не было бы никаких проблем с погашением обязательств перед Федеральной Налоговой Службой и освобождением ее счетов от ареста.

«Да, вероятно, так что для меня вдвойне удивительно, почему такое требование в размере 3 долларов возникло к такой крупной компании, у которой был двухмиллиардный [в рублях] кредит и три контейнеровоза», - ответила Миронова.

Затем Строилов спрсил Миронову о серии продаж на публичных торгах другой компании группы ОМГ, «Западного Терминала» дочерним предприятиями компании «Ренорд Инвест», которая, по его мнению, связана с БСП.

Один из двух причалов «Западного Терминала» был заложен в обеспечение кредита, выданного «Выборгской Судоходной Компанией», и в 2011 году «Севзапальянс», компания группы «Ренорд», выкупила право треования у другого кредитора, «Морского Банка».

Строилов сказал, что это было частью операции по взысканию всех активов  «Западного Терминала» с последующей их продажей другой компании группы «Ренорд», «Нефте-Газ», по заниженной цене 161.497 рублей.

Миронова сказала, что продажа производилась по «нормальной рыночной цене», с учетом того, «что актив был продан Банку «Санкт-Петербург» с обременением. Любой новый владелец должен был бы заплатить банку более 30 миллионов долларов».

Она добавила, что эта процедура имела целью обеспечить БСП получение «наиболее высокой цены при продаже [«Западного терминала»] конечному покупателю» и избавиться от иска конкурирующего банка-кредитора в 50 миллионов рублей.

В августе 2011 года активы были предложены другой компании группы «Ренорд», «Вектор-Инвест» за 1,2 миллиона рублей, но затем банк подал иск к «Вектору», и они были проданы компании «Контур», также предположительно связанной с «Ренордом», за 674,5 миллионов рублей в сентябре на торгах, где он являлся единственным участником.

Строилов заявил: «Договоренность с «Вектор Инвестом» и затем заявленное якобы нарушение этой договоренности, а затем и исполнительное производство имели целью именно организацию продажи «Ренордом» «Ренорду» по сильно заниженной цене»,

«Ваша Честь, это не соответствует действительности», - ответила Миронова, отрицая эти заявления.