Latest Posts

На заседании суда говорилось об «очень необычных» банковских операциях

На заседании суда говорилось об «очень необычных» банковских операциях

14 апреля 2016 года 17:00

Поль Берилл Лондон

 

Процедура, которой воспользовался в 2009 году Банк «Санкт-Петербург» (БСП) для продажи на открытых торгах компаний Группы Осло Марин (ОМГ) была очень необычной, но обманутым стал скорее российский регулятор банковской системы, чем Виталий Архангельский, — прозвучало на заседании Высокого Суда Лондона.

«В этом заключении, в первоначальном заключении и в дополнительном заключении, я никогда не имел ввиду, что банк пытался обмануть ОМГ. Все мои утверждения касались обмана регуляторов и рынков», — заявил в своих показаниях банковсктй эксперт профессор Сергей Гуриев.

БСП утверждает, что владелец ОМГ Виталий Архангельский должен ему 90 миллионов долларов невыплаченных поручительств по кредитам, а российский предприниматель заявил встречный иск о возмещении вреда на сумму 500 миллионов долларов, утверждая, что банк незаконно присвоил активы ОМГ.

Гуриев, являвшийся членом правления двух крупнейших российских банков, указал в своем заключении, что соглашения о передаче собственности, использованные БСП для получения контроля над компаниями ОМГ и их последующей продажи  после невыплаты группой кредитов в 2009 году являлись нарушением правил.

Адвокат БСП Тим Лорд сказал: «Могу я предположить, профессор Гуриев, что не было ничего неправильного в том, что Банк «Санкт-Петербург» заключил соглашения репо, как мы видим в этом деле, с использованием третьих лиц, чтобы избежать необходимости консолидировать результаты этих компаний на балансе банка?».

Гуриев ответил: «Меня настораживает, что эта операция проводится таким образом, что даже мы, проведя много дней или недель, месяцев, пытаясь понять эту операцию, мы не можем даже просто сформулировать, что происходит».

Но он добавил, что его основном заботил тот факт, что «банк обманывал регулятора в отношении происходящего, и я думаю, что это неправильно».

Ранее Гуриев назвал сделки репо «очень необычными».

«Меня бы очень обеспокоило, что доли компаний перешли от ОМГ или от г-на Архангельского, с которым у банка существуют договорные и деловые отношения, к кому-то, с кем у банка нет правового договора», — сказал Гуриев. «Поэтому я думаю, что эта операция такая странная».

Архангельский утверждает, что БСП либо подделал залоги долей компаний ОМГ в обеспечение по кредитам, либо досрочно прекратил договоры займа и затем продал эти доли связанным с банком компаниям или их руководителям по сильно заниженной по сравнению с рыночной цене.

На этой неделе в суде обсуждались значительные расхождения в оценках компаний ОМГ.

Людмила Симонова, член Американского Общества Оценщиков, заявила, что лесной терминал ОМГ — «Западный Терминал» обладал большим потенциалом в качестве контейнерного терминала и мог развиваться до достижения годового оборота в 500.000 ДФЭ.

В конкурирующим заключении Егор Попов из Deloitte&Touche задается вопросом о том, может ли оборот, равный 15% оборота сухих грузов порта Санкт-Петербурга, быть достигнут терминалом, площадь которого составляет всего 1,5% от площади порта, — сказал Лорд.

Симонова ответила: «Я думаю, что эти цифры к делу не относятся».

Еще одно заключение, от Тимоти Милларда из Jones Lang LaSalle, оценило терминал в 21,37 миллионов долларов в сентябре 2010 года, тогда как Симонова оценила его в 143 миллиона долларов.  Архангельский в 2007 году заплатил за него 40 миллионов долларов.

«Могу я предположить, что с учетом финансового кризиса и влияния, оказанного им на цену имущества, было бы достаточно невероятным, что за этот период земля «Западного Терминала» так поднялась в цене?», — спросил Лорд.

Симонова ответила, что она рассматривала не цену земли, а коммерческий потенциал.

В своих показаниях Миллард сказал, что цена Терманала «Онега» была снижена тем, что соглашение об использовании причала Морского Рыбного Порта было заключено только на 11 месяцев.  Попов оценил терминал в 19 миллионов долларов, тогда как Симонова указала потенциальную цену в 200 миллионов долларов.

Налоговое требование в размере 3 долларов «парализовало» Выборг?

Налоговое требование в размере 3 долларов «парализовало» Выборг?

7 апреля 2016 года, 17:00

Поль Беррилл Лондон

На этой неделе в Высоком Суде Лондона прозвучали утверждения, согласно которым Банк «Санкт-Петербург» (БСП) использовал мошенничесие методы для продажи компаний Группы Осло Марин (ОМГ) компаниям, связанным с банком.

БСП утверждает, что владелец ОМГ Виталий Архангельский должен ему 90 миллионов долларов невыплаченных поручительств по кредитам, а российский предприниматель заявил встречный иск о возмещении вреда на сумму 500 миллионов долларов.

На допросе Кристины Мироновой, директора службы кредитных рисков БСП «Инвестрбанк» с ноября 2008 года по март 2009 года, возглавившей затем дирекцию клиентского мониторинга по надзору за проблемными задолженностями, законный представитель Виталия Архангельского Павел Строилов задал вопрос о налоговом требовании в размере 96,63 рублей (около 3 долларов), которое было использовано при невыплате кредитов входящей в ОМГ «Выборгской судоходной компанией».

Строилов заявил о невероятности того, что «Выборгская судоходная компания» не могла заплатить такую незначительную сумму.  Миронова сказала, что она не может с этим согласиться, поскольку счет не был оплачен – и добавила, что в то время на счета компании не было денежных поступлений.

«Не является ли настоящим объяснением, госпожа Миронова, тот факт, что налоговый службы сфабриковали это решение с тем, чтобы помочь банку парализовать деятельность «Выборгской судоходной компании» и создать условия для несостоятельности?», — предположил Строилов.

«Г-н Строилов, позвольте спросить, Вы шутите?», — ответила Миронова.

Но на настоятельный вопрос о том, превышал ли доход «Выборгской судоходной компании» 99,63 рубля или нет, она ответила: «я почти уверена, что он превышал 3 доллара».

Строилов сказал затем, что в таком случае, у «Выборгской судоходной компании» не было бы никаких проблем с погашением обязательств перед Федеральной Налоговой Службой и освобождением ее счетов от ареста.

«Да, вероятно, так что для меня вдвойне удивительно, почему такое требование в размере 3 долларов возникло к такой крупной компании, у которой был двухмиллиардный [в рублях] кредит и три контейнеровоза», — ответила Миронова.

Затем Строилов спрсил Миронову о серии продаж на публичных торгах другой компании группы ОМГ, «Западного Терминала» дочерним предприятиями компании «Ренорд Инвест», которая, по его мнению, связана с БСП.

Один из двух причалов «Западного Терминала» был заложен в обеспечение кредита, выданного «Выборгской Судоходной Компанией», и в 2011 году «Севзапальянс», компания группы «Ренорд», выкупила право треования у другого кредитора, «Морского Банка».

Строилов сказал, что это было частью операции по взысканию всех активов  «Западного Терминала» с последующей их продажей другой компании группы «Ренорд», «Нефте-Газ», по заниженной цене 161.497 рублей.

Миронова сказала, что продажа производилась по «нормальной рыночной цене», с учетом того, «что актив был продан Банку «Санкт-Петербург» с обременением. Любой новый владелец должен был бы заплатить банку более 30 миллионов долларов».

Она добавила, что эта процедура имела целью обеспечить БСП получение «наиболее высокой цены при продаже [«Западного терминала»] конечному покупателю» и избавиться от иска конкурирующего банка-кредитора в 50 миллионов рублей.

В августе 2011 года активы были предложены другой компании группы «Ренорд», «Вектор-Инвест» за 1,2 миллиона рублей, но затем банк подал иск к «Вектору», и они были проданы компании «Контур», также предположительно связанной с «Ренордом», за 674,5 миллионов рублей в сентябре на торгах, где он являлся единственным участником.

Строилов заявил: «Договоренность с «Вектор Инвестом» и затем заявленное якобы нарушение этой договоренности, а затем и исполнительное производство имели целью именно организацию продажи «Ренордом» «Ренорду» по сильно заниженной цене»,

«Ваша Честь, это не соответствует действительности», — ответила Миронова, отрицая эти заявления.

Налоговое требование в размере 3 долларов «парализовало» Выборг?

Налоговое требование в размере 3 долларов «парализовало» Выборг?

7 апреля 2016 года, 17:00

Поль Беррилл Лондон

На этой неделе в Высоком Суде Лондона прозвучали утверждения, согласно которым Банк «Санкт-Петербург» (БСП) использовал мошенничесие методы для продажи компаний Группы Осло Марин (ОМГ) компаниям, связанным с банком.

БСП утверждает, что владелец ОМГ Виталий Архангельский должен ему 90 миллионов долларов невыплаченных поручительств по кредитам, а российский предприниматель заявил встречный иск о возмещении вреда на сумму 500 миллионов долларов.

На допросе Кристины Мироновой, директора службы кредитных рисков БСП «Инвестрбанк» с ноября 2008 года по март 2009 года, возглавившей затем дирекцию клиентского мониторинга по надзору за проблемными задолженностями, законный представитель Виталия Архангельского Павел Строилов задал вопрос о налоговом требовании в размере 96,63 рублей (около 3 долларов), которое было использовано при невыплате кредитов входящей в ОМГ «Выборгской судоходной компанией».

Строилов заявил о невероятности того, что «Выборгская судоходная компания» не могла заплатить такую незначительную сумму.  Миронова сказала, что она не может с этим согласиться, поскольку счет не был оплачен – и добавила, что в то время на счета компании не было денежных поступлений.

«Не является ли настоящим объяснением, госпожа Миронова, тот факт, что налоговый службы сфабриковали это решение с тем, чтобы помочь банку парализовать деятельность «Выборгской судоходной компании» и создать условия для несостоятельности?», — предположил Строилов.

«Г-н Строилов, позвольте спросить, Вы шутите?», — ответила Миронова.

Но на настоятельный вопрос о том, превышал ли доход «Выборгской судоходной компании» 99,63 рубля или нет, она ответила: «я почти уверена, что он превышал 3 доллара».

Строилов сказал затем, что в таком случае, у «Выборгской судоходной компании» не было бы никаких проблем с погашением обязательств перед Федеральной Налоговой Службой и освобождением ее счетов от ареста.

«Да, вероятно, так что для меня вдвойне удивительно, почему такое требование в размере 3 долларов возникло к такой крупной компании, у которой был двухмиллиардный [в рублях] кредит и три контейнеровоза», — ответила Миронова.

Затем Строилов спрсил Миронову о серии продаж на публичных торгах другой компании группы ОМГ, «Западного Терминала» дочерним предприятиями компании «Ренорд Инвест», которая, по его мнению, связана с БСП.

Один из двух причалов «Западного Терминала» был заложен в обеспечение кредита, выданного «Выборгской Судоходной Компанией», и в 2011 году «Севзапальянс», компания группы «Ренорд», выкупила право треования у другого кредитора, «Морского Банка».

Строилов сказал, что это было частью операции по взысканию всех активов  «Западного Терминала» с последующей их продажей другой компании группы «Ренорд», «Нефте-Газ», по заниженной цене 161.497 рублей.

Миронова сказала, что продажа производилась по «нормальной рыночной цене», с учетом того, «что актив был продан Банку «Санкт-Петербург» с обременением. Любой новый владелец должен был бы заплатить банку более 30 миллионов долларов».

Она добавила, что эта процедура имела целью обеспечить БСП получение «наиболее высокой цены при продаже [«Западного терминала»] конечному покупателю» и избавиться от иска конкурирующего банка-кредитора в 50 миллионов рублей.

В августе 2011 года активы были предложены другой компании группы «Ренорд», «Вектор-Инвест» за 1,2 миллиона рублей, но затем банк подал иск к «Вектору», и они были проданы компании «Контур», также предположительно связанной с «Ренордом», за 674,5 миллионов рублей в сентябре на торгах, где он являлся единственным участником.

Строилов заявил: «Договоренность с «Вектор Инвестом» и затем заявленное якобы нарушение этой договоренности, а затем и исполнительное производство имели целью именно организацию продажи «Ренордом» «Ренорду» по сильно заниженной цене»,

«Ваша Честь, это не соответствует действительности», — ответила Миронова, отрицая эти заявления.

Глава банка отрицает знакомство с компаниями, предположительно захватившими активы

Глава банка отрицает знакомство с компаниями, предположительно захватившими активы

24 марта 2016 года, 18:00
Поль Берилл Лондон

Председатель Александр Савельев заявил на продолжающемся в лондонском Высоком Суде слушании, что он не знал о приобретении какими-либо компаниями, связанными с Банком «Санкт-Петербург» (БСП) активов Группы Осло Марин (ОМГ), захваченных у ее владельца, Виталия Архангельского.

БСП утверждает, что владелец ОМГ Виталий Архангельский должен ему 90 миллионов долларов, а российский предприниматель заявил встречный иск о возмещении вреда на сумму 500 миллионов долларов. Банк отвергает обвинения Архангельского в незаконном захвате активов ОМГ.

Савельев сказал, что банк не соглашался на шестимесячный мораторий по займам ОМГ, о котором заявляет Архангельский, на встрече в декабре 2008 года.

«Реструктуризация касалась каждого кредитного договора по-отдельности. Банк не мог взять все кредитные договоры с разными сроками, разными суммами, и включить их все в один мораторий», — сказал Савельев.

Савельев сказал, что они договорились о сделке по обратной передаче собствености (РЕПО) для предоставления банку дополнительного обеспечения путем передачи долей компаний ОМГ в обмен на продление срока погашения некоторых займов на шесть месяцев.  Архангельский отрицает, что согласился на личное поручительство.

БСП перекрыл кислород ОМГ в марта 2009 года когда, по его мнению, истек срок  выплаты кредита одной из компаний группы, «Петролес».  Савельев утверждает, что правила Центробанка России предусматривают процедуру несостоятельности всей группы в случае, если один из входящих в нее заемщиков, находящийся во владении тех же участников, не выплатил кредит.

«Около десяти банков продлевали кредиты группе «Осло Марин» г-на Архангельского, ни один из них не вернул себе ни единого рубля из кредитного портфеля, предоставленного г-ну Архангельскому. Мы – единственные, благодаря сделке РЕПО», — сказал Савельев.

Но представитель Архангельского в суде, Павел Строилов, возразил, что активы ОМГ были проданы ряду компаний, контролируемых менеджерами банка, многие из которых входили в «Ренорд-Инвест», владельцем которой является бывший сотрудник БСП Михаил Смирнов.

«Г-н Савельев, не правда ли, что практически все залоги были, так сказать, приобретены «Ренордом?», — спросил Строилов.

Савельев сказал: «Нет, это не так. Некоторые предметы залога были приобретены другими компаниями, и я боюсь, что не помню их названий». Он неоднократно заявил, что не владеет информацией о компаниях, купивших активы ОМГ.

На очередной вопрос Строилова о компаниях «Ренорда», приобретавших активы ОМГ, он ответил: «Еще раз, я подтверждаю здесь в суде, что я не принимал участия в сделках купли-продажи, так что я не могу с уверенностью знать все данные и ответы на вопросы, заданные мне сегодня».

Строилов также заявил, что БСП контролировал процесс приобретения, в том числе торги, так что денежные средства никогда не покидали банк – и что вспоследствии БСП осуществил процедуру банкротства в отношении двух использованных в операции компаний, «Соло» и «Киперорт».

«Имеется ввиду, что банк пытается освободить свой баланс от этих банкротств путем обанкрочивания компаний, которые сам банк использовал для управления проблемных активов заемщиков», — заявил Строилов.

Но Савельев возразил: «Я считаю, что на сегодняшний день – мы, конечно, в то время этого не знали – г-н Архангельский – мошенник.  Он обманул все российские банки, предоставившие ему кредиты».

Савельев сказал, что он считает, что Архангельский дезинформировал его на декабрьской встрече в отношении «Выборгской судоходной компании», принадлежащей ОМГ, потому что «позже мы узнали, что даже в то время одно из судов было уже арестовано в Таллинне».

«Невозможно, чтобы он об этом не знал. Он не выплачивал зарплату морякам, он не платил за бункеровку», — добавил Савельев.

Строилов ответил, что в документах БСП не упоминалось об аресте судна «Тосно» в период с декабря 2008 года по март 2009 года. Слушания по делу продолжаются.

Глава банка отрицает знакомство с компаниями, предположительно захватившими активы

Глава банка отрицает знакомство с компаниями, предположительно захватившими активы

24 марта 2016 года, 18:00
Поль Берилл Лондон

Председатель Александр Савельев заявил на продолжающемся в лондонском Высоком Суде слушании, что он не знал о приобретении какими-либо компаниями, связанными с Банком «Санкт-Петербург» (БСП) активов Группы Осло Марин (ОМГ), захваченных у ее владельца, Виталия Архангельского.

БСП утверждает, что владелец ОМГ Виталий Архангельский должен ему 90 миллионов долларов, а российский предприниматель заявил встречный иск о возмещении вреда на сумму 500 миллионов долларов. Банк отвергает обвинения Архангельского в незаконном захвате активов ОМГ.

Савельев сказал, что банк не соглашался на шестимесячный мораторий по займам ОМГ, о котором заявляет Архангельский, на встрече в декабре 2008 года.

«Реструктуризация касалась каждого кредитного договора по-отдельности. Банк не мог взять все кредитные договоры с разными сроками, разными суммами, и включить их все в один мораторий», — сказал Савельев.

Савельев сказал, что они договорились о сделке по обратной передаче собствености (РЕПО) для предоставления банку дополнительного обеспечения путем передачи долей компаний ОМГ в обмен на продление срока погашения некоторых займов на шесть месяцев.  Архангельский отрицает, что согласился на личное поручительство.

БСП перекрыл кислород ОМГ в марта 2009 года когда, по его мнению, истек срок  выплаты кредита одной из компаний группы, «Петролес».  Савельев утверждает, что правила Центробанка России предусматривают процедуру несостоятельности всей группы в случае, если один из входящих в нее заемщиков, находящийся во владении тех же участников, не выплатил кредит.

«Около десяти банков продлевали кредиты группе «Осло Марин» г-на Архангельского, ни один из них не вернул себе ни единого рубля из кредитного портфеля, предоставленного г-ну Архангельскому. Мы – единственные, благодаря сделке РЕПО», — сказал Савельев.

Но представитель Архангельского в суде, Павел Строилов, возразил, что активы ОМГ были проданы ряду компаний, контролируемых менеджерами банка, многие из которых входили в «Ренорд-Инвест», владельцем которой является бывший сотрудник БСП Михаил Смирнов.

«Г-н Савельев, не правда ли, что практически все залоги были, так сказать, приобретены «Ренордом?», — спросил Строилов.

Савельев сказал: «Нет, это не так. Некоторые предметы залога были приобретены другими компаниями, и я боюсь, что не помню их названий». Он неоднократно заявил, что не владеет информацией о компаниях, купивших активы ОМГ.

На очередной вопрос Строилова о компаниях «Ренорда», приобретавших активы ОМГ, он ответил: «Еще раз, я подтверждаю здесь в суде, что я не принимал участия в сделках купли-продажи, так что я не могу с уверенностью знать все данные и ответы на вопросы, заданные мне сегодня».

Строилов также заявил, что БСП контролировал процесс приобретения, в том числе торги, так что денежные средства никогда не покидали банк – и что вспоследствии БСП осуществил процедуру банкротства в отношении двух использованных в операции компаний, «Соло» и «Киперорт».

«Имеется ввиду, что банк пытается освободить свой баланс от этих банкротств путем обанкрочивания компаний, которые сам банк использовал для управления проблемных активов заемщиков», — заявил Строилов.

Но Савельев возразил: «Я считаю, что на сегодняшний день – мы, конечно, в то время этого не знали – г-н Архангельский – мошенник.  Он обманул все российские банки, предоставившие ему кредиты».

Савельев сказал, что он считает, что Архангельский дезинформировал его на декабрьской встрече в отношении «Выборгской судоходной компании», принадлежащей ОМГ, потому что «позже мы узнали, что даже в то время одно из судов было уже арестовано в Таллинне».

«Невозможно, чтобы он об этом не знал. Он не выплачивал зарплату морякам, он не платил за бункеровку», — добавил Савельев.

Строилов ответил, что в документах БСП не упоминалось об аресте судна «Тосно» в период с декабря 2008 года по март 2009 года. Слушания по делу продолжаются.