След сделок, предположительно связывающих банк с компаниями группы Ренорд

След сделок, предположительно связывающих банк с компаниями группы Ренорд

21 апреля 2016 года, 17:00

Поль Беррилл Лондон

 

В Лондонском Высоком Cуде было заявлено об использовании серии сделок для перевода активов Группы Осло Марин (ОМГ) на компании, принадлежащие одному из бывших руководителей Банка «Санкт-Петербург» (БСП).

Судебное дело открыто по иску БСП, согласно которому владелец ОМГ Виталий Архангельский должен банку 90 миллионов долларов невыплаченного поручительства по кредитам, и встречному иску российского предпринимателя, требующего 500 миллионов долларов в возмещение вреда, утверждая, что в 2009 году банк незаконно присвоил активы ОМГ.

Многие из активов были приобретены компаниями, входящими в группу «Ренорд Инвест», основным владельцем которой является бывший директор БСП Михаил Смирнов.

Представитель Архангельского в  суде Павел Строилов заявил, что серия сделок с активами входящей в группу ОМГ компании «Западный Терминал» была спланирована с тем, чтобы они в конце концов оказались в руках Балтийской Топливной Компании, участником которой является Смирнов.

Строилов спросил Елену Ятвецкую, юриста Ренорда, об этой цепочке, включающей в себя полдюжины компаний группы.

 

«Если предположить, что «Ренорд» был с самого начала заинтересован в этом активе, эта длинная цепочка сделок логично объясняется планом приобретения этих активов. Согласны ли Вы с этим?», - спросил Строилов. Ятвецкая сказала, что не согласна.

Процедура торгов в отношении другого актива ОМГ, терминала «Онега», была «довольно странной», заявил Строилов, поскольку она включала в себя ряд связей между БСП, компанией «Скандинавия»,  которой «Ренорд» владел и управлял  по поручению банка, Российским Аукционным Домом в качестве агента банка и двумя участниками, оба из которых находились под контролем «Ренорда».

Ятвецкая ответила: «В любом случае я не думаю, что это странно, потому что банк является кредитором, а заемщик не выплачивал долг; они заключили внесудебное соглашение об исполнении, банк воспользовался услугами независимого организатора торгов, Российского Аукционного Дома, торги состоялись, г-н Смирнов решил в них участвовать, и приобрел это имущество на публичных торгах».

Позднее Строилов спросил, осуществлялось ли управление «Ренордом» в основном бывшими сотрудниками БСП или лицами, иным образом имеющими отношение к банку.

Ятвецкая ответила: «Да, некоторые руководители компании раньше работали в Банке «Санкт-Петербург», но они также раньше работали с г-ном Смирновым в АВК. Так часто случается [в России], что когда один из менеджеров группы меняет работу и переходит в другую компанию или создает свою, костяк его сотрудников обычно переходит на новую работу вместе с ним».

Комментируя отсутствие документов о сделках «Ренорда» с БСП, Строилов сказал, что наблюдается заметное сходство между тем, как был организован «Ренорд», где все было построено на доверии к работникам, владеющим компаниями в его интересах, и письменно ничего не  оформлялось– и взаимоотношениями группы с БСП. «Банк вполне неограниченно доверяет «Ренорду», не так ли?»

Ятвецкая ответила: «Верно. Такое часто проиходит в российском бизнесе, потому что бизнес в России, по сравнению с другими странами, явление новое, и наше законодательство несовершенно».

Строилов также задал вопросы о наличии конфликта интересов между желанием «Ренорда» приобрести активы по наименьшей цене  и его роли компании, действующией в интересах БСП.

«Я не вижу здесь никакого конфликта интересов», - ответила Ятвецкая. «Банк все время стремился продать активы по максимальной цене, и полученная в то время цена действительно была максимальной. Г-н Смирнов не мог диктовать условия банку».

В суде ранее заявлялось, что активы были проданы по цене значительно ниже той, по которой они были изначально приобретены до финансового обвала 2008 года.

Строилов также заявил: «Ренорд» – не более чем общее название для различных компаний, в которых банк и/или руководители банка являются бенефициарными владельцами посредством различных номинальных владельцев?».

«Нет. Ренорд – независимая компания, владельцем которой является г-н Смирнов»,- не согласилась Ятвецкая.