Статьи

Архангельский признался в даче чиновнику взятки в размере 160 миллионов долларов

Архангельский признался в даче чиновнику взятки в размере 160 миллионов долларов

10 марта 2016 года, 18:00
Поль Беррилл Лондон

Генеральный директор «Группы  Осло Марин» (ОМГ) Виталий Архангельский признал перед судьей, рассматривающим спор между ним и Банком «Санкт-Петербург» (БСП) на слушании в Париже, дачу взятки российским чиновникам за приобретение «Западного Терминала».

Записи судебных слушаний, проходящих в Париже из-за того, что Архангельский заявил, что ему слишком опасно приезжать в Лондон, где проходит основная часть заседаний, были выложены в открытый доступ только на прошлой неделе, потому что протоколы подвергались редактированию во избежание разглашения информации о конфиденциальных операциях других клиентов банка.

БСП утверждает, что Архангельский и его жена Юлия не выполнили своих обязательств по личным поручительствам и кредитам, а российский предприниматель заявляет, что он стал жертвой мошенничества или незаконного захвата активов банком.  Каждая из сторон возражает против исков другой стороны.

Выступающий от имени банка адвокат Тим Лорд из Brick Court Chambers спросил, почему информационная записка, направленная примерно 25-ти банкам в июле 2008 года, заявляла о намерении получить финансирование на уровне 300 миллионов долларов на развитие «Западного Терминала» в Санкт-Петербурге, приобретенного ОМГ в прошлом году за примерно 60 миллионов долларов, из них 20 миллионов долларов расходов на ремонт и оборудование.

Отвечая на вопросы, Архангельский согласился с тем, что 160 миллионов долларов из общей суммы представляли собой дополнительную плату за право использования земельного участка и морского пространства, которое должно было быть приобретено у Российского Агентства Речного и Морского Транспорта, которое в то время возглавлял Дмитрий Дмитриенко.

Для оптимизации коммерческого использования портовой зоны, необходимо было провести работы по углублению дна лесного терминала с 4,5 метров до 14 метров, и Архангельский сказал, что надо было заплатить 160 миллионов долларов Дмитриенко «потому что это был российский чиновник, отвечающий за развитие этой территории, и без его согласия и поддержки реализация этого проекта была невозможна».

«На самом деле это была взятка, доктор Архангельский? Взятка, не так ли?», — спросил Лорд. «Да, это так. Это так», — ответил Архангельский.

«Значит, Вы вынуждены были дать взятку федеральному чиновнику, чтобы осуществить приобретение Вашего «Западного Терминала?», — повторил Лорд.

«Нет. Мы купили «Западный Терминал», но для его дальнейшего развития, поскольку проект был весьме большим и важным, мы были вынуждены дать взятку», — добавил Архангельский.

Связь с криминальными элементами

Позже на этой неделе Архангельский добавил, что цена покупки терминала, 40 миллионов долларов, была низкой, поскольку в ходе приватизации им завладели криминальные элементы.

«Одной из причин, по которой я заплатил сравнительно низкую цену было то, что никто другой с ними даже за стол не сел бы, потому что боялись бы, окей, они бы заплатили деньги, но не получили бы активы, или некоторые, скажем, акционеры были бы убиты или еще что-нибудь произошло бы».

Он сказал, что никто в ОМГ кроме него самого и никто среди его советников не знал, кому осуществлялись дополнительные выплаты.  Архангельский добавил, что ему не нравилось платить, но он был вынужден «играть по правилам российского правительства и российского государства».

Архангельский утверждает, что БСП подделал или сфабриковал многочисленные личные поручительства по выданным банком кредитам и заявляет, что руководство банка захватило и продало имущество ОМГ раньше, чем кредиты могли быть выплачены.

Он согласился с тем, что экспертные заключения в отношении подделки подписей до сих пор были неопределенными, но заявил, что банк использовал поручительства для уменьшения кредитной задолженности с целью снижения резервов.

«Манипуляция с отчетностью»

«Они манипулировали отчетностью и резервными фондами, и поэтому при должном надзоре и должной оценке Банка «Санкт-Петербург» со стороны Центрального Банка, это не могло сработать таким образом», — заявил Архангельский.

Архангельский возразил против заявлений Лорда, согласно которым Группа ОМГ была нежизнеспособна к тому моменту, когда в 2009 году банк потребовал возмещения кредитов.

Рассмотрение дела продолжается.

Архангельский признался в даче чиновнику взятки в размере 160 миллионов долларов

Архангельский признался в даче чиновнику взятки в размере 160 миллионов долларов

10 марта 2016 года, 18:00
Поль Беррилл Лондон

Генеральный директор «Группы  Осло Марин» (ОМГ) Виталий Архангельский признал перед судьей, рассматривающим спор между ним и Банком «Санкт-Петербург» (БСП) на слушании в Париже, дачу взятки российским чиновникам за приобретение «Западного Терминала».

Записи судебных слушаний, проходящих в Париже из-за того, что Архангельский заявил, что ему слишком опасно приезжать в Лондон, где проходит основная часть заседаний, были выложены в открытый доступ только на прошлой неделе, потому что протоколы подвергались редактированию во избежание разглашения информации о конфиденциальных операциях других клиентов банка.

БСП утверждает, что Архангельский и его жена Юлия не выполнили своих обязательств по личным поручительствам и кредитам, а российский предприниматель заявляет, что он стал жертвой мошенничества или незаконного захвата активов банком.  Каждая из сторон возражает против исков другой стороны.

Выступающий от имени банка адвокат Тим Лорд из Brick Court Chambers спросил, почему информационная записка, направленная примерно 25-ти банкам в июле 2008 года, заявляла о намерении получить финансирование на уровне 300 миллионов долларов на развитие «Западного Терминала» в Санкт-Петербурге, приобретенного ОМГ в прошлом году за примерно 60 миллионов долларов, из них 20 миллионов долларов расходов на ремонт и оборудование.

Отвечая на вопросы, Архангельский согласился с тем, что 160 миллионов долларов из общей суммы представляли собой дополнительную плату за право использования земельного участка и морского пространства, которое должно было быть приобретено у Российского Агентства Речного и Морского Транспорта, которое в то время возглавлял Дмитрий Дмитриенко.

Для оптимизации коммерческого использования портовой зоны, необходимо было провести работы по углублению дна лесного терминала с 4,5 метров до 14 метров, и Архангельский сказал, что надо было заплатить 160 миллионов долларов Дмитриенко «потому что это был российский чиновник, отвечающий за развитие этой территории, и без его согласия и поддержки реализация этого проекта была невозможна».

«На самом деле это была взятка, доктор Архангельский? Взятка, не так ли?», — спросил Лорд. «Да, это так. Это так», — ответил Архангельский.

«Значит, Вы вынуждены были дать взятку федеральному чиновнику, чтобы осуществить приобретение Вашего «Западного Терминала?», — повторил Лорд.

«Нет. Мы купили «Западный Терминал», но для его дальнейшего развития, поскольку проект был весьме большим и важным, мы были вынуждены дать взятку», — добавил Архангельский.

Связь с криминальными элементами

Позже на этой неделе Архангельский добавил, что цена покупки терминала, 40 миллионов долларов, была низкой, поскольку в ходе приватизации им завладели криминальные элементы.

«Одной из причин, по которой я заплатил сравнительно низкую цену было то, что никто другой с ними даже за стол не сел бы, потому что боялись бы, окей, они бы заплатили деньги, но не получили бы активы, или некоторые, скажем, акционеры были бы убиты или еще что-нибудь произошло бы».

Он сказал, что никто в ОМГ кроме него самого и никто среди его советников не знал, кому осуществлялись дополнительные выплаты.  Архангельский добавил, что ему не нравилось платить, но он был вынужден «играть по правилам российского правительства и российского государства».

Архангельский утверждает, что БСП подделал или сфабриковал многочисленные личные поручительства по выданным банком кредитам и заявляет, что руководство банка захватило и продало имущество ОМГ раньше, чем кредиты могли быть выплачены.

Он согласился с тем, что экспертные заключения в отношении подделки подписей до сих пор были неопределенными, но заявил, что банк использовал поручительства для уменьшения кредитной задолженности с целью снижения резервов.

«Манипуляция с отчетностью»

«Они манипулировали отчетностью и резервными фондами, и поэтому при должном надзоре и должной оценке Банка «Санкт-Петербург» со стороны Центрального Банка, это не могло сработать таким образом», — заявил Архангельский.

Архангельский возразил против заявлений Лорда, согласно которым Группа ОМГ была нежизнеспособна к тому моменту, когда в 2009 году банк потребовал возмещения кредитов.

Рассмотрение дела продолжается.

Кризисное решение не поддерживать «Выборгскую Судоходную Компанию»

Кризисное решение не поддерживать

17 марта 2016 года, 18:00
Поль Беррилл Лондон

«Выборгская Судоходная Компания» была основана всего за несколько месяцев до финансового кризиса 2008 года с целью приобретения и эксплуатации десяти подержанных судов и, на второй стадии, заказа на постройку десяти новых, — было сказано в показаниях Архангельского на судебном заседании в Париже.

Судоходная компания дошла только до стадии временного фрахтования трех грузовых судов водоизмещением 6800т: ОМГ Гатчина (год постройки 1995), ОМГ Колпино и ОМГ Тосно (оба построенные в 2000 году), с рядом пролонгируемых кредитов, выданных БСП, после чего, в начале 2009 года суда были арестованы из-за невыплаты по счетам бункеровщика и зарплаты экипажей.

Выступающий от имени банка адвокат Тим Лорд из Brick Court Chambers спросил, имелись ли в других компаниях ОМГ деньги, чтобы спасти компанию.

Архангельский ответил, что он принял решение в рамках «кризисного менеджмента», связанного с внезапным обрушением морского транспортного рынка, чтобы сохранить на плаву остальные компании группы.

«Учитывая волатильность морского транспортного бизнеса в то время, я полагал, что лучше сохранить на плаву остальные виды деятельности и посмотреть, что будет с морским транспортом», — сказал он суду в Париже, где он дает показания, поскольку не может покидать пределы Франции.

Лорд предположил, что у компании не было долгосрочных перспектив, на что Архангельский ответил: «Нет, это не правда», Он добавил, что «Выборгская судоходная компания»  «считалась одним из приоритетных проектов по возрождению т.н. Балтийской Судоходной Компании, и много-много лет назад, это был огромный рынок».

Планировалось приобретение еще трех судов, но сделки сорвались в тоже самое время, что и попытка приобретения «Выборгской Топливной Компании».

«Главный клиент БСП»

«Выборгская топливная компания» по преждему принадлежала известому в России лицу по имени Илья Трабер. Он считается одним из главных российский криминальных авторитетов и является одним из главных клиентов Банка «Санкт-Петербург», — заявил Архангельский.

Занимавший в то время пост вице-президента БСП Владислав Гузь предложил обратиться к Траберу, носившему кличку «Антиквар», с вопросом приобретения «Выборгской Топливной Компании», — сказал Архангельский.  Топливная компания владела нефтяным терминалом Выборгского порта, в котором у ОМГ были терминалы, а также сетью заправочных станций.

«Г-н Гузь предложил мне подумать о покупке. Я решил, что даже с учетом высокого личного риска это был весьма интересный актив.  Моей целью было купить его в комплексе, оставить топливный терминал в Выборгском порту в качестве части Выборгского порта, и отдельно продать заправочные станции», — сказал Архангельский.

Для завершения покупки «Выборгской Топливной Компании» требовался второй платеж в размере 15 миллионов долларов, и Лорд спросил, действительно ли в октябре 2008 года у ОМГ не было средств или она не могла их достать.

«Да, это правда. У нас не было наличных денег, свободных наличных денег, поскольку это не было предусмотрено нашим финансовым планом», — ответил Архангельский.

Рассмотрение дела продолжается.

Кризисное решение не поддерживать «Выборгскую Судоходную Компанию»

Кризисное решение не поддерживать

17 марта 2016 года, 18:00
Поль Беррилл Лондон

«Выборгская Судоходная Компания» была основана всего за несколько месяцев до финансового кризиса 2008 года с целью приобретения и эксплуатации десяти подержанных судов и, на второй стадии, заказа на постройку десяти новых, — было сказано в показаниях Архангельского на судебном заседании в Париже.

Судоходная компания дошла только до стадии временного фрахтования трех грузовых судов водоизмещением 6800т: ОМГ Гатчина (год постройки 1995), ОМГ Колпино и ОМГ Тосно (оба построенные в 2000 году), с рядом пролонгируемых кредитов, выданных БСП, после чего, в начале 2009 года суда были арестованы из-за невыплаты по счетам бункеровщика и зарплаты экипажей.

Выступающий от имени банка адвокат Тим Лорд из Brick Court Chambers спросил, имелись ли в других компаниях ОМГ деньги, чтобы спасти компанию.

Архангельский ответил, что он принял решение в рамках «кризисного менеджмента», связанного с внезапным обрушением морского транспортного рынка, чтобы сохранить на плаву остальные компании группы.

«Учитывая волатильность морского транспортного бизнеса в то время, я полагал, что лучше сохранить на плаву остальные виды деятельности и посмотреть, что будет с морским транспортом», — сказал он суду в Париже, где он дает показания, поскольку не может покидать пределы Франции.

Лорд предположил, что у компании не было долгосрочных перспектив, на что Архангельский ответил: «Нет, это не правда», Он добавил, что «Выборгская судоходная компания»  «считалась одним из приоритетных проектов по возрождению т.н. Балтийской Судоходной Компании, и много-много лет назад, это был огромный рынок».

Планировалось приобретение еще трех судов, но сделки сорвались в тоже самое время, что и попытка приобретения «Выборгской Топливной Компании».

«Главный клиент БСП»

«Выборгская топливная компания» по преждему принадлежала известому в России лицу по имени Илья Трабер. Он считается одним из главных российский криминальных авторитетов и является одним из главных клиентов Банка «Санкт-Петербург», — заявил Архангельский.

Занимавший в то время пост вице-президента БСП Владислав Гузь предложил обратиться к Траберу, носившему кличку «Антиквар», с вопросом приобретения «Выборгской Топливной Компании», — сказал Архангельский.  Топливная компания владела нефтяным терминалом Выборгского порта, в котором у ОМГ были терминалы, а также сетью заправочных станций.

«Г-н Гузь предложил мне подумать о покупке. Я решил, что даже с учетом высокого личного риска это был весьма интересный актив.  Моей целью было купить его в комплексе, оставить топливный терминал в Выборгском порту в качестве части Выборгского порта, и отдельно продать заправочные станции», — сказал Архангельский.

Для завершения покупки «Выборгской Топливной Компании» требовался второй платеж в размере 15 миллионов долларов, и Лорд спросил, действительно ли в октябре 2008 года у ОМГ не было средств или она не могла их достать.

«Да, это правда. У нас не было наличных денег, свободных наличных денег, поскольку это не было предусмотрено нашим финансовым планом», — ответил Архангельский.

Рассмотрение дела продолжается.

Гарантии по кредитам сфальсифицированы БСП для спасения банка, — говорит Архангельский

Гарантии по кредитам сфальсифицированы БСП для спасения банка, - говорит Архангельский

Российский банк возражает против встречного иска, согласно которому он незаконно присвоил активы владельца ОМГ 

17 марта 2016 года, 18:00
Поль Беррилл Лондон

Банк «Санкт-Петербург» (БСП) подделал личные поручительства по кредитам или вынудил Виталия Архангельского подписать их в декабре 2008 года из-за того, что банку угрожала недостаточность резервов для продолжения деятельности, — заявил Архангельский в показаниях, данных в Париже.

Дело в отношении российского предпринимателя слушается в Высоком Суде Лондона по заявлению БСП, который утверждает, что Архангельский и его жена Юлия не рассчитались по личным поручительствам и кредитам, выданным компаниям Группы «Осло Марин» (ОМГ) на сумму в почти 1,8 миллиардов рублей.  Банк отрицает встречные иски Архангельского, согласно которым банк незаконно завладел его активами.

Архангельский, уехавший в 2009 году в Болгарию и затем во Францию, говорит, что он впервые встретился с председателем БСП Александром Савельевым 25 декабря 2008 года для обсуждения проблем с оборотными средствами в компаниях группы, вызванных развитием финансового кризиса. Это означало, что они не смогут выплачивать кредиты в конце года.

На судебном заседании, проходившем в Париже из-за того, что он не может выезжать из Франции, он заявил, что проблема была обоюдной. Он сказал, что если бы ОМГ не выполнило своих обязательств, банку пришлось бы обращаться в арбитражный суд и дело затянулось бы на годы.

«Но у них сразу бы возникла проблема с Центральным Банком и отчетностью. Поэтому для них проблема была гораздо более сложной, чем для меня», — заявил Архангельский – и добавил, что банк столкнулся с подобными проблемами в отношении многих клиентов, но займы, выданные ОМГ составляли 4% всего кредитного портфеля.

«Таким образом, невыплата 4% их кредитов  – они могли потерять лицензию, так что они могли прекратить свою деятельность».

От имени банка адвокат Тим Лорд из Brick Court Chambers спросил Архангельского, согласен ли он с тем, что он заключал договоры об обратной покупке для того, чтобы предоставить БСП дополнительное обеспечение по кредитам ОМГ. Он ответил: «Они предлагали, и мы договорились, что у нас будет мораторий до конца июня 2009 года, да, по всем кредитам».

Но Архангельский заявляет, что 30 декабря БСП дал ему только договоры продажи, но не договоры, позволяющие ему выкупить доли своих компаний по номинальной цене.  Процедура была ускорена, чтобы уложиться до конца года, и Архангельский говорит, что у него не было времени проконсультироваться с юристами.

Лорд сказал: «Я предполагаю, что на этой встрече Вам не угрожали».

Архангельский ответил: «Нет, это была просто ужасная встреча, и Ваша Честь может понять, что когда у этого человека три телохранителя, банда и т.п., понятно, что это серьезный человек и у него есть определенная репутация ».

Архангельский заявляет, что многие документы, заявленные как личные поручительства по кредитам или продажи, представленные банком в качестве доказательств, были сфальсифицированы или его подпись на них была подделана.

Стоимость ОМГ года составляла около 1 миллиарда евро (1,1 миллиард долларов) в конце 2008, заявляет Архангельский, когда она обращалась к различным финансовым группам и банкам – включая Европейский Банк Реконструкции и Развития (ЕБРР) и КИТ Франции – для получения средств в размере около 600 миллионов долларов для реструктуризации кредитов и развития терминалов.

«Переданные доли»

В суде говорилось, что ОМГ заплатил 1,06 миллиарда рублей Premina Ltd за « Западный Терминал», но БСП передал доли за 9.900 рублей компании «Севзапальянс», которая, по заявлению Архангельского, связана с банком.

Спрашивая о выплатах компаний ОМГ неизвестной компании под названием Городской Центр», Лорд сказал: «Самое правдоподобное объяснение этим поступлениям – то, что эти средства в размере 80 миллионов долларов были переведены Вам, или для Вас, или для Вашей жены». Архангельский это отрицает.

Когда Архангельский показал рекламную видеозапись развития порта ОМГ, судья Хильдиярд прокомментировал ранее представленные БСП в суде фотографии, показывающие отсутствие развития терминалов, сказав, что доказательства банка «были откорректированы в том смысле что видеозаписи и фотографии, которые Вы мне представили, их откорректировали».

Рассмотрение дела продолжается.